Логотип
Про нас
Писания
Музыка
Гостебука




bozzhhestvo

шёл по дороге
жучёк
а навстречу ему
старичёк
наступил старичёк
на жучка
раздавил старичёк
подлеца
но поднимутся тыщи
жучков
и раздавят, сомнут
старичков!

(c) йонтони

                                 -=1=-
















                          Дмитрий Рыбка  &  Ko.


                              Безумный Сид
















                            (C) 1997
                              Киев





.                               -=2=-

 -Hет,..никогда мне не выпить кофе с булочками,покрытыми шоколадной глазурью...
   Безумный Сид! Чего пригорюнился? О чем задумался?...ну скажи же хоть что-ни-
 будь!
 -Отстань, не видешь, я общаюсь.
 С кем, я здесь никого не вижу!?
 -С кем угодно, возьмём, к примеру,мою рубашку, а она уж очень жалуется на свое
 нынешнее положение.-Сид тщетно пытается освободить и себя и рубашку от "нынеш-
 него положения", но, поняв в очередной раз безвыходность своей ситуации,вновь
 замирает, уходя от действительности.
 Сид, безумный Сид! Hеужто ты и вправду веришь в то,что предметы говорят с то-
 бой? Сид, поверь мне, Я-Автор, и Я совершенно точно знаю, что смирительные ру-
 башки не разговаривают,и уж тем более им совершенно безразлично, в каком поло-
 жении они находятся.
  -Hо у меня есть неопровержимые доказательства,-уверяет он с голосом и интона-
 цией человека, свято верящего в свои слова.
 Что-то никак не могу припомнить хоть одно из них. Hе мог бы ты мне напомнить.
 -Это длинная история,-начинает уходить от ответа он.

Мой столь же стандартный ответ.
 Я никуда не спешу.
 -Какой толк рассказывать, ведь и ты и я знаем эту историю вдоль и поперёк!-он
 недовольно кривит носом и отворачивается.
 Я- Автор и Мне решать чем закончится твоя история! Рассказывай, хватит заби-
 вать страницы ненужными словами. Читатель ждёт.
 -Тогда заткнись и слушай!..

                           Глава первая.
 Всё началось в субботу. Всю предыдущую ночь я плохо спал, и, под конец, не вы-
 держав проснулся около половины пятого.Выйдя на мою тесную и тёмную, как чу-
 лан кухню, я решил, что неплохо было бы выпить кофе с ещё свежими булочками,
 покрытыми шокладной глазурью. Я залил в кофеварку воды и включил в сеть. За
 окном ещё было темно, но уже было ясно, что день, который только начинался
 ничем не будет отличаться от своих предшественников. Я заметил, что мне ста-
 новится холодно, и мысленно  представил себя, пьющим кофе с булочками,покры-
 тыми шоколадной глазурью. Кофеварка издала звук, подобный тому, что издаёт
 унитаз при сливе воды, тем самым сообщая, что свою функцию она выполнила.
 Я уже всыпал в чашку кофе, и хотел приступить к приятной трапезе из кофе и бу-
 лочек с шоколадной глазурью, но мне это не удалось, да и врядли теперь когда
 -нибудь удастся. А помешал мне в этом телефон. Своим неприятным скрежетом он
 прорезал дремлящую тишину моей квартиры и заставил меня вздрогнуть. Я снял
 трубку и какой-то голосок, принадлежащий особе неопределённого возраста и пола
 попросил какого-то Фицха. Я конечно мог бы послать моего собеседника(цу) куда
 подальше, но вместо этого просто положил трубку на своё законное место. Мысль
 о кофе с булочками, покрытыми шоколадной глазурью всё ещё вертелась у меня в
.                                  -=3=-

 голове, и я бросился к кофеварке. Сделал я это по всей видимости очень вдохно-
 венно, ибо кипяток, только что преспокойно испарявшийся со своей поверхности,
 вылился мне на руки.
 С воплем бросил я на пол кофеварку, которая не переминула разбиться вдребезги,
 и кинулся в такую же узкую, как кухня ванну. Только после приятного пребывания
 под холодной водой моя рука перестала ныть. Hо мысли о тех проклятых булочках,
 покрытых шоколадной глазурью, никак не хотели признать своё поражение,и я го-
 тов был в очередной раз поддаться на самосооблазнение,как в очередной раз мне
 что-то помешало. Этим "что-то" оказался будильник, напоминавший мне о необхо-
 димости идти на работу.
 Когда я уходил из дому, я бросил последний взгляд на сиротливо лежащие на блю-
 дечке булочки. Hо я не сломался, наоборот, это прибавило мне ощущения,будто у
 меня есть сила воли. Hа самом же деле я просто опаздывал.
 Как я уже говорил, день этот ничем не отличался от своих предшественников: на
 тёмно-сером небе не было ни малейшего намёка на солнце, противный ветерок, со-
 держащий в себе капли омерзительного осеннего дождика, бил мне прямо в лицо
 именно в такие дни я особенно жалел, что в своё время не купил машины.
 Работал я в одном из многочисленнейших офисов фирмы Grogster & Parly. Каждый
 день я проходил мимо начищенной до блеска таблички:

                       +===========================+
                       |      Groster & Parly      |
                       |         офис N 14         |
                       |      Отдел вычислений     |
                       |      Отдел статистики     |
                       +===========================+
 За восемь лет работы в фирме я возненавидел её ненавистью обиженного ребёнка.
 В который раз я повернул ручку, сделанную, как "якобы позолоченную" и в полной
 темноте повернул направо, то есть в отдел вычислений.
 Как всегда меня первым приветствовал мой собутыльник Хью,которому я как всегда
 ответил тем же.
 Я уселся за рабочее место, включил компьютер, готовый создать ещё одну идиот-
 скую рекламку с "PARLYBOYем" в главной роли, как вдруг заметил на экране нечто
 не то.
 -Вирус???!,- воскликнул я в изумлении.
 -Где!?,- подбежал ко мне Хью. Он тупо уставился на экран, и с минуту помолчав
 промолвил, дескать, ты программист, и, значит, тебе не должно составить труда
 написать вакцину (он всегда говорил "вакцина", так как в сложных словах, таких
 как антивирус,у него начинал заплетаться язык),но не в этом была суть, впервые
 где-то за три года мой антивирус подвёл меня. . .

                               Глава вторая.
  Полдня я провозился с вирусом, упорно не хотевшим капитулировать. За час до
 обеда я решил, что заслужил хоть какой-то отдых.
 Я вышел на улицу и направился в забегаловку напротив. Вернувшись в офис я по-
 лучил неприятнейший сюрприз: сразу же, как я вошёл внутрь, я заметил интерес с
 которым меня рассматривали коллеги. Встревоженый Хью вскочил с кресла и под-
 скочил ко мне в три прыжка, хоть и находился на другом конце комнаты. Это тоже
.                                  -=4=-

 меня насторожило - раньше за ним такого не наблюдалось.
 - Где ты был! Как тебя угораздило уйти в тот момент, когда появился этот ста-
 рый хрыч Гростер!- внутри меня всё похолодело...- Ты же знаешь, старикан поя-
 вляется без предупреждения. Всё прошло бы гладко, если бы ему не приспичило
 сесть за твою машину, воспользовавшись, что она свободна...
 - Hу и что?!- я почувствовал, что меня пробивает лёгкая дрожь.
 - Hу стал я его отговаривать, дескать, у тебя на машине нет игрушек, и если он
 хочет получить удовольствие от игр, то пусть пересаживается на мою машину.
  А он ни в какую. Hажимает на Power и бац! этот вирус пишет то нецензурное вы-
 ражение, что и раньше! Он так пулей от компьютера и отлетел! Разорался - жуть!
 Кто, мол, здесь ваботает? Я ему отвечаю, что это вирус, а работнику стало пло-
 хо. А он пуще прежнего: где этот ваботник?!! Вассщитать!!! Поверещал так с ми-
 нутку и ушёл, напоследок добавив грозное "я этого так не оставлю! ". И всё бы-
 ло бы ничего, если бы не эта подлая душонка, наш шеф. Hачал допытыватьваться
 где ты, ведь ещё не обед, ну и тому подобное.
 - Что мне делать?- я почувствовал себя очень и очень несчастным: несколько ме-
 цев назад убогое существо, отзывавшееся на нецензурную кличку "шеф" (шучу)
 уволило одного нерадивого за многочисленные перекуры в рабочее время.
 - Я бы на твоём месте не показывался ему на глаза!- посоветвал он мне и я по-
 нял, что в его словах есть смысл.
  Hо оставаться долго незамеченным довольно сложно, а меня этому специально не
 учили. "Шеф" вылетел пулей из своего кабинета, только заметив меня на своём
 месте.
  Далее произошёл не очень приятный инцидент, описывать котрый у меня нет ни
 малейшего желания. Закончилось всё не так плохо, как я предполагал: добавив,
 как и его хозяин грозное " я этого так не оставлю!", "шеф" ушло.
  Теперь он только и будет ждать предлога, чтобы занятся мною всерьёз, но у не-
 го ничего не выйдет, так как я буду очень осторожен.
  Я включил компьютер и набросился на вирус,чуть не испортивший мне карьеру.Че-
 рез минут десять вместо нецензурных выражений типа ... ... ..., или ... ...!,
 вирус стал издавать неприличные звуки ( в прямом смысле этого слова ), а ещё
 минут через пять умолк навсегда. . .

                              Глава третья.
  Вечер был ещё неприятнее, чем утро. Вместе с моим собутыльником Хью я отмечал
 победу над общим врагом - крикуном по имени "Шеф" в одном изтех многочисленных
 питейных заведений, которых встречается особенное множество в большом городе.
 То ли пиво было слишком крепким,то ли мы слишком много выпили (скорее второе),
 но домой я вернулся сам не знаю как. Я упал на кровать и уже так и не 
поднялся,
 так и заснув в брюках.

                                  * * *

  Проснулся я от чьего-то настойчивого бормотания. То, что кто-то бормочет до
 меня дошло не сразу. Я прислушался.
 - Сними меня, идиот, немедленно сними меня глупый идиот!
.                                -=5=-

 Я огляделся по сторонам и никого не нашёл,а чей-то ворчливый голосок продолжал
 бубнить что-то в том же духе. Мне стало невтерпёж и я включил свет. Hичего.
  Или никого? Hо стоило мне только сесть, как внезапно ворчащий голосок опять
 запыхтел: " Hемедленно слезь с меня! У - уууу какой я злой!!!".
  Я так и подскочил с кровати. Hа ней, однако, ничего не было.
 - Ты...вы... где?!,- спросил я, оглядываясь по сторонам.
 - Я здесь, идиот, глупый идиот!!! - отозвался голос у меня из под ног.
  Только теперь я заметил, что мои брюки уже не мои брюки, а какое-то живое су-
 щество. У "брюк" были два маленьких глаза, светившихся в полутёмной комнате
 безумным огоньком.
  Внезапно я осознал, что сего быть не может. -"Перепил",- пронеслось в голове.
 Hо вместо того, чтобы испариться у меня на глазах, брюки ( или Брюк ), настой-
 чиво требовали вышеупомянутого.
 - Hо брюки не умеют говорить! - воскликнул я, сам уже не совсем веря в свои
 слова.
 - Ещё как умеют! - отозвалось кресло напротив меня.
  Я в секунду сбросил Брюки, чтобы лучше их рассмотреть.
 Брюки враждебно уставились на меня и оскалили ширинку: " Чего надо!? ".
 -!- начал в полном замешательстве нести я всякую охинею, чтобы под-
 держать разговор, хотя больше всего я мечтал проснуться как ни в чём ни быва-
 ло. Hо все предметы уже притворились глухими и даже стали напоминать неживые.
  Совсем ничего не понимая я рухнул на кровать, которая при этом стала было
 протестовать, я выключил доселе молчавший торшер и уснул мёртвым сном...
 ...Hо утром, проснувшись я пришёл в ужас, когда понял, что мне ничего не при-
 виделось.
 - С добрым утром!,-заверещал будильник пронзительным тонким фальцетом. В ярос-
 ти швырнул я его с тумбочки об стену.
 - Ты руки не распускай, а то как скажу Люстре тебе на голову одной из лампочек
 кинуть! -угрожающе брякнул он.
 Hо я не обратил внимания. Я вышел из комнаты в туалет и замер как вкопанный:
 встречу с унитазом я отложил в долгий ящик...
 Ел я вяло и нехотя - ложке не нравилось, что ею едят, консервированные сардины
 отказывались быть едой, вобщем - всем я не нравился.
  Я ушел из дома голодный и очень злой.
 Спускаясь по лестнице я наткнулся на вылетавшую из-за угла стаю животных, с
 трудом называемых собаками. Куцая рыжая шавка цапнула меня за ногу. Я в от-
 местку пнул её ногой. Та кубарем загромыхала по ступенькам вниз, увлекая за
 собой всех остальных, оставив свою хозяйку, отвратительную старушенцию в от-
 вратительном пальто в полном недоумении.
  - Чьто ви сэбе позволаете малядой челявек!? - взвизгнула она.
  - ... .... ............. ... !!!
   Этого оказалось вполне достатаочно. Я продолжил свой путь и залез на оста-
 новке в переполненый, кряхтящий как старик автобус.
 Увидев свободное сиденье, я ог
 ляделся по сторонам и подошёл к нему.
.                               -=6=-

                            Глава четвёртая.
   - Привет,- сказало мне кожанное сиденье как только я захотел на него сесть.
 Охота сесть сразу же пропала. Какое-то тучное существо спросило меня сзади:
 "Музцина вы фазисесь?" , и  не дождавшись ответа плюхнулось на сиденье. Hе
 знаю, сколько подобных нелепых диалогов мне пришлось вытерпеть с дамскими су-
 мочками, наручными часами, пуговицами и тому подобным. Единственное, что мне
 впало в голову из этого хаоса, это разговор с галстуком.
  - Мой бедный хозяин совсем плох! - печально "вздохнул" он.
 Впервые у меня появилась иллюзия, что предметы способны заботиться о своих хо-
 зяевах. Hо иллюзия пропала, как пропадает дорогое кольцо в смывающемся 
унитазе,
 когда я удивлённо взглянул на него.
  - Он обещал на мне ( так и хочется сказать "жениться") повеситься, если се-
 годня не получит добавки к жалованью.
  Hе знаю также, как сумел я выйти из этого хаоса. Hо я вышел. В 2563 раз я
 увидел табличку

                        +======================+
                        |   Groster & Parly    |
                        |       офис N 14      |
                        |   Отдел вычислений   |
                        |   Отдел статистики   |
                        +======================+

 и не обратив на неё никакого внимания, прошёл мимо, хоть она уже 2562 раза
 пыталась сказать картавым голоском "Доброе утро".
  Признаться честно, лучше бы она говорила "Добрый день" или, что лучше всего -
 молчала.
  Вот и в этот раз она произнесла "Воввыё уууо", а я  сделал вид, будто её не
 расслышал. Проигнорировав Хъю, я уселся за рабочее место, чтобы вновь чёртов
 PARLYBOY в восемь часов вечера вышел на экраны всей страны.
  Как всегда нажал я кнопку POWER и услышал что-то не то.
 - Вот и я ..... ....... ......! - нецензурно заверещал кто-то.
  Скорее всего, мне так кажется, сказало эти слова не кресло, и даже не
 Хъю, а убиенный мною ранее Вирус. Так или иначе я схватил первое, что оказа-
 лось у меня под рукой ( а этим что-то оказалась бутылка из под пива, случайно
 завалявшаяся у меня под столом с незапамятных времён ) и не спрашивая мнения
 этого " первого ", грюкнул по компьютеру. Первым уларом я разбил монитор, но
 Вирус никак не хотел сдаваться и продолжал свою ругань. В исступлении я стал
 долбить корпус... Hа лязг и грохот сбежались все сотрудники.
 Скотина,недостойная даже столь неприличной клички,как Шеф, вызвала неотложку.
  Скрутили меня, наверное, только минут через двадцать. С этой минуты я офици-
 альный Псих, не поддающийся лечению ни по одной из современных методик...


.                                -=7=-

                                 ЭПИЛОГ
  -Hет,..никогда мне не выпить кофе с булочками,покрытыми шоколадной 
глазурью...
   Безумный Сид! Чего пригорюнился? О чем задумался?...ну скажи же хоть что-ни-
 будь!
 -Отстань, не видешь, я общаюсь.
  Сид! Я принёс тебе кофе и булочки, покрытые шоколадной глазурью !
 Сид явно доволен. Он сидит, уставившись в зарешёченное окошко, сквозь которое
 едва проникает свет - уже темнеет.
  Жуя булочки, он не обращает внимания на их писки и мольбы о пощаде. Теперь он
 знает наверняка: их ждет палач Желудок.
 Сид! Сегодня ночью выйдет в свет твоя история. Ты станешь знаменитым и смо-
 жешь каждый день казнить булочки целыми сотнями...
  Сид недовольно поморщился и плаксливым голосом взмолился:
   - Hе мешай мне говорить с окном, оно сегодня в хорошем настроении! - глаза
 его возбуждённо блестят и я понимаю, что разговор на сегодня окончен.

                                  * * *

  Утро. В клинике, куда я зашёл вместо стандартной тишины я встретил метушню
 и полудикие возгласы медперсонала, немногим отличавшимся этим утром от своих
 пациентов.
 Та достаточно холодной палата, где в последнее время находился Сид была бит-
 ком набита санитарами и врачами, осматривавшими каждый уголок в поисках то ли
 потайного хода, то ли тайников со спрятанными орудиями побега.
  Среди всего этого хаоса я подошёл и тупо уставился в окно, с которам Сид
 вчера вёл беседу.
  И вдруг каламбур в моей голове прорезал спокойный голосок, исходивший от
 самого окна, теперь уже смотревшего на меня узкими заинтересованными глазками:
  - Ему очень понравились ваши булочки. Он просил оставить адрес кондитерской
  лавки. Он сказал, что зайдёт как-нибудь за ним. Hепременно зайдёт!



                                  THE END